Размышления после круглого стола «Компетенции юриста в цифровую эпоху», который состоялся в Юридическом институте БФУ им. И. Канта 19 октября 2018 г.


Автору этих строк повезло принять участие в круглом столе «Компетенции юриста в цифровую эпоху», который состоялся в Юридическом институте БФУ им. И. Канта 19 октября 2018 г.

Повезло – потому что он оказался очень интересным, даже интереснее, чем предполагалось. И это при том, что автор этих строк напросилась на него сама, привлеченная вопросами для обсуждения:

  1. Какие новые компетенции требуются от юриста в цифровую эпоху? При помощи каких дисциплин и технологий они могут быть сформированы?
  2. Запрос работодателей на решение реальных практических задач студентами посредством дипломных и курсовых работ.
  3. Проблемы эффективности организации практик студентов.
  4. Научно-практическая деятельность: участие в совместных проектах, научных конференциях, монографиях, публикациях.

Однако обсуждение пошло не по программе, а по наболевшему, а это всегда важнее и интереснее! Хотя в итоге почти все вопросы, если вдуматься, оказались рассмотренными. Кроме второго – похоже, дипломы и курсовые работы работодателей сейчас волнуют мало.

А вот студенческие практики волнуют их по-серьезному. Многие организации и госучреждения готовы принимать студентов Юридического института на практику, большинство – с прицелом на отбор будущих сотрудников. Но жалуются на пассивность практикантов, их слабую мотивацию, непонимание нужности рутинной работы и неготовность ее выполнять, нередко – излишнюю направленность только на деньги, можно даже сказать, меркантильность. Кстати, опасная черта для многих госслужащих.

От центра ДО: Работодатели, сами порой не понимая, описывают потенциальных сотрудников с разными ведущими типами мотивации, жалуясь на неудобные. Всего типов мотивации, по В.В. Герчикову, пять:

  • хозяйский,
  • профессиональный,
  • инструмен­тальный,
  • патриотический и
  • избегающий.

Неудобные – патриотический и избегающий, но и ими можно научиться управлять (вот здесь достаточно толковых советов управленцам). Сотрудники именно этих типов при правильном руководстве очень неплохо выполняют рутинные обязанности, что волновало участников круглого стола.

Что же касается людей с эффективными типами мотивации: хозяйским, профессиональным м инструментальным, — то они легко выявляются еще на стадии обучения, и центр ДО предлагает Юридическому институту провести соответствующую диагностику и предложить разным типам разные инструменты стимулирования обучения, практики и последующей карьеры. Это возможно.

Также работодатели беспокоятся о том, что студенты разочаровываются в юридических профессиях, потому что «плохо их знают». На самом деле они, скорее, плохо знают самих себя – что им нравится делать, что нет, что получается, а что – не очень. Это вопрос своевременной, еще в школьные годы, профориентации, но какие-то зигзаги профессиональной судьбы будут у многих, и к этому стоит отнестись с пониманием. Слава богу, в наше время учиться и переучиваться каждому придется за свою жизнь неоднократно, и если кто-то просто расширит привычную профессиональную сферу, то кто-то поменяет ее радикально – и еще вопрос, кто при этом будет чувствовать себя счастливее.

  • Кстати, неоднократно встречала людей, которым их лучшие способности были как раз неинтересны. Часто вспоминаю магистранта по специальности Менеджмент, который бакалавриат закончил по ИТ. Он настолько хорошо писал, что даже вместо цитирования по типу Ctrl+C – Ctrl+V чаще переписывал нужный текст или компилировал несколько текстов своими словами. На вопрос, не подумывал ли он писать профессионально, ответил: «Мне это часто предлагают, но мне это неинтересно».

Оказалось очень полезным выступление адвоката Матяжа Д.В., который перечислил основные цифровые сервисы, прочно вошедшие в его практику:

  • Подача документов в суд и другие инстанции в электронной форме (практика расширяется по мере развития цифровых технологий, потому что избавляет от хождения по присутствиям и ожидания в очередях);
  • Автоматизированное планирование;
  • Базы данных;
  • Удаленная работа с клиентом;
  • Мессенджеры как инструмент взаимодействия в разное для сторон время, удобное каждому;
  • Проверка контрагентов и др.

Отдельно он остановился на правилах поведения в Интернете, которые для юристов являются более строгими и специфичными.

Другие участники акцентировали внимание на том, что при таких изменениях технологий знание теории и владение принципами права становятся все более важными: растет число вопросов, в т.ч. связанных с применением цифровых технологий, для которых нет прецедентов и/или законов, и которые поэтому должны решаться на основании именно принципов.

Одно выступление нас как специалистов по ЭО и ДОТ зацепило больше других: профессор был озабочен тем, что для изучения цифровых технологий требуется время, которое лучше бы отвести на изучение права – и что будет с выпускником, который право знает отлично, а технологии нет?

На это есть простой ответ: современные цифровые технологии просты в освоении, и с каждым годом становятся все проще. Даже если им в университете не обучать вообще, молодой специалист почти мгновенно освоит их на первом же рабочем месте.

  • Если не захочет, то, конечно, будет уволен – за гремучую смесь высокомерия с необучаемостью.

Но именно в силу простоты этих сервисов студент вправе задать вопрос: а почему ими не владеют его преподаватели? Почему их не показывают в ходе обучения? Во многие из таких сервисов уже зашиты правила и решения, свободные от типичных ошибок.

Так что вывод, который сделал директор института Заячковский Олег Антонович, подводя итоги круглого стола, центр ДО горячо поддерживает: изучение теории и изучение цифровых технологий не противоречит друг другу, усиливать надо оба направления.

От центра же ДО можем добавить, что не только не противоречат, но и поддерживают: цифровые технологии помогают изучению юриспруденции.

Со своей стороны центр ДО обязуется усилению обучения всячески помогать!