Как живёт и чего хочет поколение миллениалов

Кстати, вы, скорее всего, — тоже миллениал

Про поколение Z пишут часто — это молодые люди, которые выросли в эпоху вай-фая и соцсетей и слабо представляют свою жизнь без этих вещей. До них были миллениалы, или поколение Y (люди, родившиеся между началом 80-х и концом 90-х годов). Когда вместо телефонов — пейджеры, интернет через модем, а слово «соцсеть» никто не знал.

Юля Варшавская, МЕЛ


Малкольм Харрис выглядит как типичный миллениал. Он носит большие очки, серую футболку «а-ля Джобс», вертит в руках последний айфон. Он утверждает, что написал книгу о миллениалах «Kids These Days: Human Capital and the Making of Millennials», опираясь на свой собственный опыт. В Россию он приехал, чтобы прочитать лекцию в Институте «Стрелка» — тоже о миллениалах, конечно. «Мел» поговорил с Малкольмом о том, что характеризует поколение Y, как этим людям живётся в современном мире и чем отличаются их принципы от нового поколения Z.


Что вас самого делает типичным миллениалом?

Во-первых, дата рождения — мы называем миллениалами тех, кто родился с 1980 по 2000. Но это всё-таки случайное совпадение. Если говорить о закономерностях, то я очень много работал с раннего детства. Я бы не смог написать эту книгу, если бы не провёл детство в активном поиске идей, навыков, знаний — работая, работая, работая. Я вырос в Калифорнии, мой колледж был на улице, где располагалось сразу несколько сильных учебных заведений, например, кампус Стэнфорда. Все студенты общались между собой, это одно из тех мест в Америке, где растут будущие лучшие специалисты в самых разных областях. А может, и во всём мире.

Что делает меня миллениалом сегодня? Я подхожу под многие стереотипы. У моего папы уже было трое детей в моём возрасте, а я даже не думаю о том, чтобы завести семью. У меня нет постоянной работы, приходится работать на фрилансе. Мне сложно длительное время работать с одним работодателем, да и вообще сложно подвязываться под что-то длительное.

Я зациклен на своём айфоне, постоянно проверяю соцсети. Вся моя жизнь проходит в социальных сетях, и невозможно провести чёткую грань между работой и личной жизнью. В отличие от нового поколения, я отлично помню тот день, когда у меня появилась страничка в соцсетях. Более того, однажды меня не взяли на работу, потому что у меня ещё не было аккаунта в твиттере!

Миллениалы — родители нового поколения, поэтому очень интересно взглянуть, как выглядит типичная Y-семья?

Есть очевидный тренд на то, чтобы заводить семью как можно позже. Миллениалы дольше живут с родителями, не спешат заводить детей, женятся после 35 лет. Есть теория, согласно которой само экономическое устройство современного общества выступает против института брака, потому что создавать семью сложно и не очень выгодно для отдельного человека. У меня есть другая теория, которая кажется более перспективной: раньше семье придавали слишком большое значение. Вся социальная и экономическая структура рассчитывала на семью, а теперь — на конкретного индивида.

Книга Малкольма Харриса «Kids These Days: Human Capital and the Making of Millennials»

Про Америку, например, есть стереотип, что дети долго живут с родителями, висят у них на шее. Это неправда. Большинство детей, которые долго живут с родителями, поддерживают семью финансово, полноценно участвуют в управлении бюджетом.

Ближайшие 10 лет институт семьи полностью изменится. По крайней мере, надеюсь, что это произойдёт. Семья перестала быть определяющим фактором для вашего будущего. Сегодня другая концепция: не важно, в какой семье вы родились, вы можете быть тем, кем вы хотите быть. Потому что у вас есть социальная поддержка, социальные лифты, возможность получить любое образование (если есть мозги и желание).

Сегодня гораздо важнее родиться не в финансово успешной семье, а в психологически здоровой и эмоционально стабильной

Есть и другая тенденция — многие возвращаются от социальной поддержки к семейной, потому что их к этому подталкивает общество и экономика. И это гораздо более консервативная модель.

Миллениалы заводят семьи и детей как можно позже / Фото: Unsplash (Derek Thomson)

В нашем обществе — во власти и церкви — есть много людей, которые насаждают идею, что все эти изменения в институте семьи плохо на нас повлияют. Потому что семья как институт нужна для поддержания демографии и так далее. Что вы можете им ответить?

Мне кажется, это уже не вопрос для обсуждения. Это вопрос силы и власти. Они не спрашивают нас, как мы хотим жить. Но структура общества меняется, и они ничего не могут с этим сделать. Государством управляют старые люди, и мы все просто ждём, пока они уйдут. В Америке в правительстве находятся люди, которых называют «беби-бумеры», поэтому у них другое отношение к семье и детям.

В России большая надежда на поколение Z. Считается, что благодаря цифровизации они растут априори свободными, а значит, не будут подчинять авторитарному и тем более тоталитарному управлению. Что вы думаете об этом?

Я скептически отношусь к идее, что соцсети делают нас свободными. Потому что именно из-за них мы все под контролем — просто под другим. В 2011 году я протестовал на Уол-Стрит: шёл марш по мосту, 700 человек арестовали. Я был уверен, что на этом всё и закончится, но в итоге полицейские взломали мой аккаунт в твиттере. В твиттере им сначала сказали: «Мы не выдаём пароли, это приватная информация». Тогда полиция ответила: «Ну хорошо, отчитайтесь, пожалуйста, о своих финансах за последний год». И твиттер тут же слил им всю информацию. Так что теперь работает другая схема: соцсети контролируют крупные корпорации, а крупные корпорации контролирует государство.

В последнее время всё чаще говорят о том, что социальные сети стали настолько обыденным явлением, что скоро просто наскучат людям.

Да, я читал об этом! Это очень забавно, и, думаю, это правда. В свободное время я люблю проводить время с детьми. Мы с друзьями сделали небольшой проект, который собрал людей, которым нравится заниматься с детьми. Пока у меня нет своих, я могу посвятить время такой работе.

Так вот, я заметил, что у маленьких детей совершенно другое отношение к экрану телефона или планшета. Им просто всё равно

В компании других детей они абсолютно счастливы делать какие-то другие вещи — играть, бегать, рисовать. Я вижу, что современные дети не хотят смотреть в экран, наоборот, они испытывают что-то вроде отторжения. Они общаются с гаджетами на другом уровне. Так что, на самом деле, это мы, миллениалы, зависимы от айфонов, а не они.

Современные дети зависимы от гаджетов меньше, чем миллениалы / Фото: Unsplash (Annie Spratt)

Как должна меняться система образования, учитывая все перемены, которые происходят с новым поколением?

Мы стали сосредоточены на профессиональных навыках. И получение этих навыков — цель обучения. Даже маленькие дети! Слышал историю, как в детском саду отменили занятия искусством потому, что это отнимало время от других занятий, где дети «оттачивают профессиональные навыки».

Детям шесть лет, а их уже впихивают на карьерный путь! В то же время этот путь нестабильный. Поэтому учителям говорят «не учите их истории, не учите их искусству, учите нарабатывать рабочие навыки». А потом они вырастают и, оказывается, что остальное образование всё-таки нужно.

В то же время мы видим компании, которые требуют от молодых людей именно профессиональных навыков. Мне кажется, нам нужна золотая середина, чтобы молодые люди, с одной стороны, чувствовали себя в безопасности, а с другой — занимались тем, что им нравится. Я понимаю, что родителям важно удостовериться, что их ребёнок будет успешен, их страхи понятны и очевидны. Гораздо важнее — вырастить человека, который может придумать новые стратегии или менять ход своего мышления. Образование сегодня — это то, что формирует людей как полноценных личностей.