Стал самым возрастным хакатонщиком конкурса в области IT-технологий «Цифровой прорыв».


— По образованию я биолог. 25 лет проработал в Институте цитологии. Но так сложилось, что биологией я занимался до 90-х годов и при этом программировал. Я начал программировать еще на самых первых ЭВМ, которые были огромные и занимали большие площади. Представляете компьютер, который занимает целый спортзал? Вот как раз о таком и идет речь. Работать тогда приходилось в Институте физиологии Павлова в Колтушах – именно там приобрели первую машину, на которой делали расчеты в области биологии для всех пяти биологических институтов АН СССР в Петербурге. Тогда в Колтушах четыре математика создали весьма современный по тем временам язык ИНФ, удобный и для биологов. Через несколько лет ЭВМ перестали быть диковинкой, прогресс неумолимо шел вперед, машину постепенно усовершенствовали – она стала занимать не спортзал, а одну комнату, а после и вовсе приобрела вид персонального компьютера. Получается, я стоял у самых истоков зарождения программирования в нашей стране.

О биологии и программировании

Биология и программирование, далекие, на первый взгляд, области, связаны благодаря статистике, математическому моделированию и многим другим чудесам математики. Каждое исследование в биологии подвергается математическому анализу и сравнению полученных результатов, начиная от статистического учета мышек и заканчивая анализом действий всевозможных веществ. И если изначально все это делалось вручную, то потом на помощь пришел прогресс.

О смене профессии

Во время перестройки интерес к науке в стране был потерян и работникам этой сферы почти перестали платить. А когда меня и вовсе сократили, я встал на биржу труда. Но пособие по безработице не успел получить – увидел объявление о наборе на курсы по программированию и решил попробовать. Но те краткосрочные курсы, которые мне сперва предложили, были слишком простыми – на них учили работе в текстовом редакторе Word. А меня же интересовало программирование баз данных, причем сразу же по этому направлению можно было трудоустроиться. Предварительно я прошел трехчасовой тест для допуска к последующему обучению, которое оплачивала биржа. В деньгах 2000 года стоимость полугодового обучения стоила 1 тысячу рублей. С этого момента я окончательно из области биологии пришел в область программирования. Конечно, я жалею, что пришлось оставить биологию. Но зарплата была настолько мизерная, что ее просто не хватало на необходимые вещи. Некоторые мои коллеги остались в институте, а я, как видите, выбрал другой путь. Но по итогу могу сказать, что я не прогадал, потому что мои услуги в том виде, в котором я их оказывал, биологам впоследствии стали не нужны – появились персональные компьютеры и различные программы, которые автоматизировали статистическую и прочую работу.

О самообразовании

Могу сказать, что на курсах я, конечно, получил базовую подготовку по программированию, но она была несколько разрозненной, многое пришлось структурировать самостоятельно. Поэтому если бы нас учили лучше, то и программировал бы я лучше. Но самообразование никто не отменял, и в 2007 году мне в руки попал учебник по языку программирования Ruby. Это был новый язык, который мне очень понравился. Я разобрался в нем довольно быстро. А когда вдруг потребовались знания других языков программирования, таких как Python, а затем C#, то и это не стало проблемой. О конкурсе Объявление о конкурсе «Цифровой прорыв» я увидел в Интернете. Сразу же появилось желание поучаствовать. Я не понимал, на что иду, поэтому опасений у меня не было. Изначально мне предложили пройти тестирование, я пытался узнать, что это за 50 тестов, но мне толком ничего не объяснили. Первый тест по языку Python, состоящий из 20 вопросов, я благополучно провалил. За 20 минут положенного времени я успел дать всего 4 ответа. Но неудача меня не охладила. В результате я всё же прошел тестирование и стал участником конкурса.

Цифровой прорыв» – это всероссийский конкурс для IT-специалистов, дизайнеров и управленцев в сфере цифровой экономики. За право называться лучшими боролись более 300 разработчиков цифрового контента. В финал у нас вышли только 30 команд, а я стал одним из самых возрастных участников. Скажем так, это был мой личный прорыв. На «Цифровом прорыве» молодым людям было проще, потому что они до этого участвовали во всяких других мероприятиях, а мне в таких массовых конкурсах участвовать пришлось впервые. Я даже немного растерялся. Поначалу все шло не так: и Интернет не сразу подключался, и одному из членов нашей команды пришлось нас покинуть, он продолжал с нами работать по скайпу, но потом все наладилось и мы трудились два дня и одну ночь. В результате вышло 36 часов интересной и непрерывной работы. Финал же конкурса специалистов в области IT-технологий «Цифровой прорыв» пройдет в Казани в сентябре.

Об изучении языков программирования на пенсии

Сейчас я нахожусь на пенсии, потому что на работу меня никто не берет из-за моего возраста. Но увлечение программированием у меня осталось – я изучаю новые языки. Например, в связи с участием в хакатоне я обратил внимание на новый для себя язык программирования Go. Сейчас активно развивается программирование игр, которые создаются посредством языка C#, но, возможно, через несколько лет уже этот язык уйдет в прошлое, а ему на смену придет новый многообещающий язык Go. Некоторые мои знакомые считают, что только ненормальные люди могут в моем возрасте увлекаться программированием. Но интересно то, что как только им приходит письмо по электронной почте, они вспоминают мои навыки в этом вопросе и просят о помощи.

О других увлечениях

Кроме программирования, живой интерес у меня вызывает обучение дошкольников «детской» математике, ведь их можно многому научить, используя простые методики, которые позволяют давать знания в упрощенном виде. Недавно я был в одном из специализированных центров, где обучают дошкольников, но с одним из педагогов у меня мнения разошлись коренным образом. Она привела мне пример, что однажды к ним привели пятилетнего ребенка, который бегло читал и считал, однако он залез под стол и начал кукарекать – психологическая травма от неправильного обучения налицо. А вот у них в центре читать не учат и уж тем более математику не преподают, а занимаются только развитием ребенка посредством игры. Я же предлагаю, чтобы детей младшего возраста обучали чтению и счету старшие ребята (чтобы не было этих психотравм). Вот сейчас я как раз-таки разрабатываю такую методику обучения. Думаю, она будет иметь определенный спрос.

О ясности ума

Мой основной принцип сохранения ясности ума – отсутствие алкоголя. Я биолог, поэтому понимаю определенные процессы и закономерности, которые происходят в организме. Если раньше я мог себе позволить употребить по глупости какой-либо алкоголь, то в настоящее время я от него совсем отказался и не пью уже 40 лет! Сам по себе спирт для организма практически безвреден, но печень его преобразует в уксусный альдегид, а это очень ядовитое вещество. Однажды я даже провел эксперимент – побрызгал спиртом на тараканов. Поначалу они одурманенные спали, а потом разбежались, когда весь спирт испарился. Иной эффект мы получим, если опрыскать таракана уксусным альдегидом – насекомое сразу же погибнет. Вывод простой – в малых дозах уксусный альдегид человека не убивает, но его воздействие не проходит бесследно, поэтому одна из причин притупления памяти – употребление алкоголя. Отказавшись от него даже в малых дозах, я продолжаю вести интересную и насыщенную событиями жизнь».