Автор описывает возможности картирования с применением программы MapInfo Pro 15.0, которая есть не у всех. Однако то же самое можно делать с помощью надстройки 3D-Map, которая есть в Excel 2016 и выше и потому совершенно доступна. Есть и онлайн-сервисы. Пользуйтесь!


Мы пользуемся геоинформационными системами каждый день, когда лезем в карты на телефоне или едем куда-то по навигатору. А зачем ГИСы историку, если он изучает Российскую империю или средневековый Новгород? Разбор от специалиста по исторической информатике — специально для «Системного Блока».

Для тех читателей, кто хочет использовать 3D-Map в Excel, даем ссылку на инструкцию по применению (одну из).

На заставке использован макрос Информационно-Аналитической Группы ЭРТА, который находится в свободном доступе. Заставка отображает долю тяжелобольных в общем числе зараженных коронавирусом по регионам РФ по состоянию на 14 мая 2020.


Сегодня геоинформационные системы (далее — ГИСы) занимают важное место в исторических исследованиях. Особенно известны они стали в рамках направления исторической информатики, хотя еще лет двадцать назад ни о ГИСах, ни об исторической информатике громко никто не говорил.

Геоинформатика как метод исследования

О ГИСах мы слышали из рекламы картографических приложений, которыми сегодня пользуется практически каждый человек. Так что в широком смысле речь идет скорее о программном обеспечении, а точнее, об информационных системах, способных обрабатывать любую информацию из баз данных. Например, в роли таких приложений могут выступать ArcView, QGIS, MapInfo и так далее.

Что касается исторической науки, то здесь ГИСами называют как информационные системы, так и сам метод, благодаря которому историк может анализировать различного рода данные. Карта для историка — это набор пространственно-географических и исторических данных. Представим, что мы нашли источник, где есть цифры о заболевших туберкулезом в губерниях Европейской России за 1897 год, и мы хотим увидеть, как это выглядит на карте. Как раз здесь мы и используем метод ГИС. Он позволяет создать своего рода «суперкарту» (так говорит один из пионеров применения метода ГИС — В.Н. Владимиров), где историк может комбинировать различные характеристики, добавлять иные данные. Проще говоря, у историка появился метод, благодаря которому можно собрать разные данные в одном месте и проанализировать их огромным количеством способов.

Появление исторической геоинформатики в России

Поле применения этого метода сформировалось на Западе в конце 80-х — начале 90-х годов XX века. Важным этапом становления использования метода ГИС были семинары международной Ассоциации «История и компьютер» во Флоренции и Лондоне в 1994 и 1996 годах соответственно. Откуда этот метод перенесли на почву отечественной исторической науки исследователи Н.В. Пиотух и В.Н. Владимиров.

Первоначально Н.В. Пиотух применила метод ГИС для изучения хозяйственной деятельности крестьян Новоржевского уезда (Псковская область) на основе писцовых книг и материалов Генерального межевания. Конкретно изучалась неравномерность заселения территории Новоржевского уезда, особенности расположения населенных пунктов от дороги и другое. Но изучением самого метода, в отличие от В.Н. Владимирова, она не занималась. Его монография «Историческая геоинформатика: геоинформационные системы в исторических исследованиях» — до сих пор важнейшая книга по теме.

Наглядный пример

ГИСы могут применяться в разных исследованиях. Например, у нас были данные о количестве осужденных за все преступления в Европейской России 1896 года, взятые из обзоров отчетов губернаторов 50 губерний Европейской России. Для представления этой информации на карте нам потребовались также данные переписи населения 1897 года. С их помощью можно получить относительные числа (то есть количество осужденных на 100 000 человек). Без них графическое представление данных вышло бы искаженным.

На первом этапе мы собрали информацию об осужденных в таблицу в Excel. Она получилась довольно объемной.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Это лишь небольшая ее часть, на которой представлены абсолютные (не относительные!) данные о количестве полиции, арестантов, нищих и бродяг, а также торговцев для 25 губерний. Виленская и Курляндская губернии выделены здесь розовым цветом, так как для них не было данных о количестве осужденных.

Также в эту таблицу были подтянуты данные об осужденных за разные типы преступлений. Здесь мы показываем абсолютные данные для 25 губерний по некоторым типам преступлений.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Далее мы привязали эти данные к используемому шаблону карты (который был предоставлен кафедрой исторической информатики МГУ им. М.В. Ломоносова) в программе MapInfo Pro 15.0. Так, каждому объекту карты (то есть губерниям) был присвоен номер (id). Такой же номер мы присвоили губерниям в таблице с данными из источника. Затем по заданному запросу мы сформировали единую таблицу, которая легла в основу создаваемых карт.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Этап наложения слоев на изначально пустую карту.

На последнем этапе мы сформировали сами карты, задав диапазоны и цвета объектов. На выходе мы получили такой результат. Здесь изображено распределение осужденных по губерниям Европейской России.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Карта относительной плотности осужденных за все преступления в 1896 г. по губерниям Европейской России (на 100 тысяч человек)

Здесь мы видим, что наибольшее количество осужденных (на 100 000 человек) встречается в прибалтийских губерниях, а также в Киевской. Далее идут губернии центрального промышленного района и других. На основе этого можно сделать различные выводы, но их, конечно, мало для полноценного исследования.

Также мы нанесли другие данные на карту, слои с которыми можно регулировать в приложении — то есть включать и отключать их, формируя различные карты.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Карта относительной плотности всего городского населения по данным переписи 1897 г. по губерниям Европейской России (на 100 тысяч человек).

И еще один пример. Мы также взяли из переписи населения и данные о вероисповедании: конкретно о православных, мусульманах и иудеях.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы
Карта относительной плотности мусульманского населения, по данным переписи населения 28.01.1897 г., по губерниям Европейской России (на 100 тысяч человек).

Таким образом мы сделали около трех десятков карт на основе обзоров отчетов губернаторов за 1896 год и переписи населения 1897 года.

Что удалось понять с помощью этих карт?

Во-первых, мы выделили три основных типа преступлений для всего региона: это преступления против личности, против собственности и против общественного благоустройства и благочиния.

Изначально у нас была гипотеза о том, что в промышленных и урбанизированных губерниях наиболее часто совершаются преступления против собственности (это разбои, грабежи, кражи и мошенничество), а в сельских — против личности (убийства, нанесение ран и увечий).

Мы выяснили, что преступления против собственности характерны для территорий, где проживает больше городского населения, и для промышленных регионов Европейской России в целом, а связь преступлений против личности с сельскими регионами не наблюдается. Этот тип преступлений также связан с регионами с преобладающей долей городского населения.

Гипотеза была подтверждена лишь частично и с рядом оговорок, так как у нас были все-таки данные не о числе преступлений, а о количестве осужденных за эти преступления — а это разные вещи!

Помимо карт мы использовали метод подсчета коэффициентов корреляции для числа осужденных за каждое преступление и данных из переписи. Но это уже другая история.

Другие примеры использования ГИСов в исторической науке

Исследований, основанных на методе ГИС, с каждым годом становится все больше. Обычно среди классических работ с использованием карт упоминаются статьи Я. Грегори — британского специалиста в области исторических ГИС, который рассматривает проблему миграций в Англии и Уэльсе. (Gregory, 2000). Также можно сказать о работах Б. Макдональда и Ф. Блэка, использующих данный метод для изучения распространения печатной культуры. Конкретно авторы рассматривают распространение книг и библиотек, а также развитие периодики. (MacDonald, Black, 2000)

Из отечественных исследований можно почитать материал археолога М.И. Петрова. В статье по истории средневекового Новгорода он исследует X–XIV века на основе раскопов, точки которых привязаны к современной карте Новгорода (в его средневековых пределах). В результате сравнения карт с распределением жилой площади Новгорода мы можем видеть, какой была эта площадь в разное время.
Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы

Модель территории средневекового Новгорода (2-я половина XII в. и 1-я половина XIII в.)

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы
Источник: Петров М.И. ГИС «Средневековый Новгород»: состав, методы, результаты исследований // Историческая информатика. 2015. № 1–2. С. 42–49.

Еще один пример — статья историка А.А. Фролова. Она посвящена исследованию чертежей Московского государства, созданных в XVI-XVII вв. С помощью метода ГИС автор привязывает древние чертежи к современным картам Москвы, области и ближайших регионов. Также на карту он наносит «Замосковные» города, среди которых встречаются Тверь, Клин, Дмитров, Ростов и др. Такая географическая система (а автор, кстати, работает с приложением Quantum GIS) позволяет исследовать целые собрания чертежей и быстро находить нанесенные на них отдельные графические элементы.

Картирование криминала и рост средневековых городов: зачем историкам ГИСы
Количественное распределение чертежей Московского государства в пределах региона «Москва и Замосковные города»
Источник: Фролов А.А. Геоинформационная система «Географические чертежи московского государства XVI – XVII вв.» // Историческая информатика. 2015. №1–2. С. 50–58.

Заключение

Польза ГИСов очевидна. Метод сегодня активно используется отечественными историками, хотя он был внедрен не так давно и не сразу доказал свое право на существование в исследовательских кругах. Помимо этой проблемы, существуют иные, например частое устаревание используемого программного обеспечения. Но мы считаем, что она преодолима и у ГИСов перспективное будущее.

Источники

  1. Владимиров, В. Н. Историческая геоинформатика: геоинформационные системы в исторических исследованиях. Барнаул, 2005.
  2. Петров М.И. ГИС «Средневековый Новгород»: состав, методы, результаты исследований // Историческая информатика. 2015. №1–2. С. 42–49.
  3. Фролов А.А. Геоинформационная система «Географические чертежи московского государства XVI – XVII вв.» // Историческая информатика. 2015. №1–2. С. 50–58.
  4. Gregory I. Longitudinal Analysis of Age- and Gender- Specific Migration Patterns in England and Wales // Social Science History. 2000. Vol. 24, No. 3. P. 498 — 499.
  5. MacDonald B.H., Black F.A. Using GIS for Spatial and Temporal Analysises in Print Culture Studies // Social Science History. 2000. Vol. 24, No. 3. P. 505 — 536
0 0 vote
Article Rating