Руководитель Рособрнадзора Анзор Музаев и директор Федерального института оценки качества образования (ФИОКО) Сергей Станченко представили в пресс-центре ТАСС рейтинг регионов России по качеству школьного образования. Для чего разработан рейтинг и какие показатели учитывались при его составлении, смогут ли родители и учителя извлечь из него полезную информацию или он адресован чиновникам региональных органов управления образованием, помогут ли представленные результаты развитию системы школьного образования и какие показатели игнорирует надзорное ведомство – читайте в статье нашего обозревателя.

Сергей Блинов activityedu.ru


Цели и задачи надзирателей

Изучая на специальном интернет-ресурсе описание показателей, которые учитывались при составлении рейтинга, обратил внимание, что для чиновников, надзирающих за образованием, наши дети – это не ученики и школьники, а «участники оценочных процедур». Полагаю, что и для сотрудников Рособрнадзора и подведомственных ему организаций имеет смысл подобрать обозначение, отражающее суть их занятий. Например, такое: надзиратели, контролеры и оценщики.

В самом начале пресс-конференции ведущая пресс-центра ТАСС Виктория Кладиева задала очень важный вопрос:

Почему возникла необходимость составления рейтинга и каковы задачи проведенного исследования качества образования?

Анзор Музаев, пообещав коротко и на понятном языке объяснить, зачем этот рейтинг и почему он появился именно сейчас, сообщил:

Раньше катастрофически не хватало данных, чтобы показать объемную картинку состояния качества школьного образования в регионах страны. <…> У нас чесались, так скажем, руки оценивать субъекты по среднему баллу ЕГЭ, но Рособрнадзор всегда был категорическим противником использования средних баллов ЕГЭ. <…> За эти годы у нас появилась такая сущность, как ВПР, и мы имеем большой массив данных по состоянию дел в каждой школе РФ. <…> Мы использовали очень много статистических материалов, мы оценили субъекты достаточно разносторонне, и здесь нет какой-то одной позиции: вот здесь первый и все. Есть направления, такие укрупненные блоки, и по этим направлениям разбиты субъекты: на какой они позиции и сколько баллов они имеют.

Конечно, можно было бы пересказать мысль главы Рособрнадзора сжато: внедрение ВПР в учебный процесс дало возможность создать объемную картину качества школьного образования, но я намеренно даю возможность читателям насладиться логикой и изяществом изложения.

Хорошо, картинку нарисовали, но зачем? Все мы, конечно, и без слов догадываемся, что целью любых надзирателей является открытость и гласность, но давайте все же узнаем точную формулировку цели из уст главы надзирателей:

В первую очередь, организовать, так скажем, открытость для граждан РФ, проживающих в субъектах отдельных, чтобы у них тоже четко сложилось понимание все-таки, на каком месте по уровню общего образования субъект находится. Но не просто увидеть место, сразу испугаться и сказать, что все очень плохо, а раскрыть, посмотреть, по каким направлениям западает в том или ином субъекте работа, и делать какие-то правильные выводы, а не питаться слухами.

Итак, главное – открытость, как мы и предполагали, и возможность узнать, «по каким направлениям работа западает». Осталось понять, как жители «западающего» региона смогут воспользоваться полученной информацией о качестве образования не в отдельных школах, а в регионе в целом. Может быть, надзиратели считают, что родители и дети, опираясь на этот рейтинг, будут выбирать регион для проживания и учебы?

Вероятно, Анзор Музаев в глубине души понимает, что рядовой гражданин субъекта РФ едва ли сможет извлечь пользу из этого рейтинга, поэтому называет истинных адресатов – региональных чиновников: это посыл такой регионам, органам исполнительной власти в сфере образования региональным, когда они могут смотреть на те пробелы, которые у них есть, и у них есть впереди полгода, чтобы максимально улучшить позиции по тому или иному направлению.

Вот это больше похоже на правду: федеральные надзиратели составили рейтинг, позволяющий им оценивать работу региональных управлений и департаментов. И выбор показателей направлен на решение именно этой задачи, в чем вы сами убедитесь в дальнейшем.

Показатели, лидеры, аутсайдеры

Показатели, которые, по замыслу Рособрнадзора, должны оценивать качество школьного образования в регионах, разбиты на три группы: результаты обучения, практико-ориентированность и эффективность управления. Внутри каждой группы – четыре показателя.

Фрагмент презентации Рособрнадзора

Фрагмент презентации Рособрнадзора

Для каждого из 85 регионов России рассчитаны значения всех 12 показателей. Кроме того, на специальном интернет-ресурсе представлены ранжированные списки регионов по каждому показателю, по каждой группе показателей и сводному показателю.

Рейтинг от надзирателей за школьным образованием: хотели как лучше…
Лидеры и аутсайдеры сводного рейтинга, рассчитанного по 12 показателям

Это точно показатели качества образования?

Из 12 показателей, используемых Рособрнадзором при составлении рейтинга, непосредственно к качеству образования можно отнести, хотя и с некоторыми оговорками, только 4 из первой группы, которые оценивают региональные результаты ЕГЭ, ОГЭ и ВПР в 2019 году. Почему с оговорками? Дело в том, что и сами надзиратели прекрасно понимают, что полностью доверять результатам ОГЭ и особенно ВПР нельзя, поэтому при расчете показателей этой группы вводятся поправочные коэффициенты, учитывающие уровень необъективности этих процедур в том или ином субъекте РФ.

И все же, несмотря на оговорки и сомнения в объективности, результаты обучения – это, безусловно, показатель качества образования, чего, увы, нельзя сказать о пунктах второй и третьей групп.

Вот, к примеру, показатель 2.4, оценивающий долю выпускников 11-го класса, поступивших в вузы своего региона. Почему низкая доля выпускников, поступивших в вузы своего региона, свидетельствует о низком качестве школьного образования в регионе? Давайте внимательно посмотрим на рейтинговые списки, опубликованные надзирателями.

Мурманская область по первой группе показателей – результатам обучения – занимает высокое 7-е место в стране, в то время как по показателю 2.4 находится на 78-м месте. Может быть, это говорит не о низком качестве школьного образования, а о желании и возможности выпускников школ региона получать высшее образование в университетах, расположенных в других субъектах РФ? Почему этот показатель оценивает практико-ориентированность школьного образования и влияет на место региона в итоговом рейтинге?

Практико-ориентированность школьного образования раньше никогда не измерялась и не рейтинговалась, но теперь, по мнению Анзора Музаева, сделать это удалось. На мой взгляд, это заявление не соответствует действительности.

Такое же недоумение вызывают показатели, оценивающие долю школ в регионе, в которых ученики выбирали на ОГЭ-2019 физику (2.1) и информатику (2.2). Почему надзиратели считают, что в регионах, в которых ученики выбирали химию, биологию или иностранные языки, качество образования хуже?

Влияет ли управление качеством на результаты?

Третью группу показателей – управление системой школьного образования – глава Рособрнадзора назвал интересной. Пожалуй, соглашусь с Анзором Ахмедовичем: чрезвычайно интересно узнать, влияет ли на качество образования эффективность управления качеством образования. Ответ, как может показаться на первый взгляд, очевиден, но не стоит торопиться. Для оценки влияния изучим рейтинговый список, в котором регионы ранжируются по значению показателя 3.2, оценивающего эффективность механизмов управления качеством образования, и сравним его с другим списком, полученным при ранжировании регионов по результатам обучения, то есть по первой группе показателей.

Для наглядности сведем наиболее интересные результаты в таблицу.

Места субъектов РФ в рейтинге Рособрнадзора

Места субъектов РФ в рейтинге Рособрнадзора

Легко заметить, что 75-е место по эффективности управления качеством образования не мешает Псковской области находиться среди лидеров по результатам обучения. При этом ученики Алтайского края показывают весьма скромные результаты обучения – 71-е место, хотя эффективность управления качеством образования в этом регионе специалисты Рособрнадзора оценили очень высоко – 4-е место среди 85 субъектов РФ.

От авторов сайта: как люди, знакомые со статистикой (имеются в виду не цифры, а сама наука), утверждаем: это означает, что внутри выборки действуют факторы, не ставшие предметом анализа. Например, отличительной особенностью Мурманской области является большая доля военнослужащих, для которых характерно хорошее образование. Они (1) передают соответствующие ценности своим детям и (2) отправляют их учиться за пределы региона, потому что сами собираются переезжать после окончания службы.

Парадокс, скажете вы? Вовсе нет. Все дело в том, что эффективность механизмов управления качеством образования рассчитывается на основе результатов экспертизы, проводимой Рособрнадзором. Эксперты надзорного ведомства оценивают в регионах систему выявления, поддержки и развития способностей и талантов у школьников, работу со школами с низкими результатами обучения, мониторинг эффективности руководителей всех образовательных организаций, методическую работу и многое другое. Звучит красиво, а на деле – это контроль своевременности и правильности составления отчетов, красивых «дорожных карт», планов по организации воспитания. Вот и получается: эффективность механизмов управления качеством образования в каком-то регионе надзиратели оценивают очень высоко, а результаты, то есть качество образования, при этом могут быть низкие. И наоборот.

Все ли показатели равноценны?

Как вы считаете, что важнее – как региональные министерства, управления и департаменты составляют отчеты и рисуют «дорожные карты» или результаты обучения? Риторический, на мой взгляд, вопрос. Тем не менее, по замыслу Рособрнадзора, все 12 показателей, в том числе и те, которые к качеству образования, как вы могли убедиться, отношения не имеют, вносят равный вклад в итоговый показатель.

Ведущая пресс-конференции попросила уточнить спикеров, по каким показателям Санкт-Петербург превзошел Москву. Надзиратели уклонились от ответа. Их можно понять, потому что объяснить итоговый результат сложно: по всем показателям из первой группы – результатам обучения – Москва лидирует, в то время как Санкт-Петербург по показателю 1.3, например, занимает лишь 15-е место. Москва же оказалась на 60-й строке по показателю 3.3, оценивающему эффективность организационно-технологического обеспечения проведения ЕГЭ, и это не позволило столице занять 1-е место в итоговом рейтинге. Любопытно, что показатель 3.3 учитывает несколько параметров, в том числе и уровень сформированности механизмов обеспечения объективности экзаменационных процедур. Означает ли низкое место Москвы, что в столице пока не сформированы механизмы обеспечения объективности экзаменов, эксперты не сообщили.

Влияет ли на качество образования отсутствие канализации?

Анзор Музаев и Сергей Станченко анонсировали развитие рейтинга. Одно из направлений – расширение уже в ближайшем будущем списка показателей. С моей точки зрения, в этой ситуации не спасет даже введение весовых коэффициентов. Считаю, что показатели, оценивающие не качество образования, а внутреннюю кухню взаимодействия федеральных и региональных органов, нужно исключить из рейтинга или оставить для внутреннего пользования.

Удивительно, что показатели, не имеющие отношения к качеству образования, в рейтинге учтены, а, скажем, состояние зданий, влияющее на качество обучения, отсутствует, хотя в отчете Минпросвещения «О результатах анализа состояния и перспектив развития системы образования за 2018 год» утверждается: «Состояние зданий общеобразовательных организаций – важная характеристика сети общего образования для обеспечения качественной реализации образовательных программ». Из отчета следует, что некоторые регионы не нацелены на обеспечение школ всеми видами благоустройств (водопровод, центральное отопление и канализация): если в целом по РФ доля полностью благоустроенных школ составила 85,5%, то в республиках Саха (Якутия), Дагестан, Калмыкия, Тыва и Забайкальском крае зафиксированы очень низкие значения этого показателя – менее 50%.

Что еще, по моему убеждению, можно и нужно оценивать? Перечислю, не претендуя на полноту списка: укомплектованность школ педагогическими кадрами; общий объем финансовых средств, поступивших в образовательные организации, в расчете на одного ученика; зарплату педагогов при работе на одну ставку; удельный вес числа общеобразовательных организаций, здания которых требуют капитального ремонта или находятся в аварийном состоянии; число персональных компьютеров, используемых в учебных целях, в расчете на 100 учеников; долю компьютеров, подключенных к сети Интернет; долю общеобразовательных организаций, имеющих физкультурные залы.

Рособрнадзор, разумеется, проигнорирует все эти предложения. Надзиратели, контролеры и оценщики хотят надзирать, контролировать и оценивать, им не нужна совокупность показателей эффективности их собственной деятельности. Если бы они хотели разобраться в причинах отставания одних и лидерства других регионов, они использовали бы совсем другие показатели и рейтинги.

«Спуститься глубже»

У надзирателей, как обычно, планов громадье: Анзор Музаев сообщил, что если в первой версии рейтинга представлены данные только по субъектам РФ, то к концу 2021 года Рособрнадзор планирует «спуститься глубже» и рассчитать показатели качества образования для каждого муниципалитета. Разумеется, не просто так, а в интересах «отдельно взятого гражданина», а также региональных министерств и департаментов образования, которые смогут увидеть, какие «муниципалитеты у них западают».

Для граждан нашей страны, родителей и учителей, – это тоже наглядная картинка состояния дел у себя в муниципалитете в целом, а не в отдельно взятой школе. До школы мы спускаться не будем, – пообещал руководитель Рособрнадзора.

Цель, что и говорить, великая – увидеть «западающие» муниципалитеты, и на это, надо полагать, бюджетные средства найдутся.

Карты нарисованы, рубежи определены

На вопрос ведущей пресс-центра ТАСС, будет ли оказана методическая и консультационная поддержка отстающим регионам, Анзор Музаев оптимистично заявил, что «дорожные карты» для этих регионов сформированы, рубежи определены и «разбор полетов» регулярно проводится.

Как это водится у образцовых надзирателей, они не могут ответить на вопрос, улучшатся ли с помощью надзора и рейтинга результаты обучения, но надзирать, контролировать и оценивать обещают тщательнее и в еще большем объеме. У надзирающих за государственный счет за школьным образованием простой и эффективный посыл: выделяйте побольше бюджетных средств, а мы уж «спустимся поглубже», любой рейтинг составим и «открытость организуем», чтобы показать, какие регионы и муниципалитеты и по каким направлениям «западают».

Составят, повысят и покажут – можете не сомневаться!