Выделенные принципы могут стать руководством к действию для любого разработчика моделей и программ подготовки современных инженеров (или вообще любой современной программы подготовки).

ПЕТР ЩЕДРОВИЦКИЙ, shchedrovitskiy.com


Заключительное слово на второй online-конференции «Современная подготовка инженеров», 1-2 ноября 2021 г.

Скажу несколько слов об опыте моей деятельности. Я занимаюсь технологиями мышления со времени обучения и работы у моего отца <Щедровицкого Г.П.>, и первую свою статью о программировании написал в 1977 г. С тех пор я размышляю над этими процессами и специально – над возможностями использования технологий мышления в разного рода учебных программах, особенно ориентированных на проектный метод обучения.

На третьем коллоквиуме Дмитрий Станиславович <Андреев2> довольно жестко высказал свою позицию по поводу неэффективности или трудности использования технологий мышления в процессах подготовки инженеров. В частности, он упомянул «Теорию решения изобретательских задач», которую Генрих Саулович Альтшуллер развивал параллельно с разработками Московского методологического кружка. Понятно, что это относится и к разработкам моего отца.

Андреев Д.С., заведующий лабораторией интегральных биоаналитических систем института X-Bio Тюменского государственного университета выступил на коллоквиуме 3 с докладом «БиоФабЛаб: подготовка кадров биоаналитического приборостроения».

У меня прямо противоположная точка зрения: я считаю, что учить надо только технологии мышления, а все остальное приложится. При этом все остальные пункты, которые Дмитрий Станиславович предлагал в своем докладе – стартап как диплом, командный проектный метод и т.д. – полностью совпадают с моими концептами.

Вначале 2000-х годов я несколько лет занимался внедрением в атомную отрасль стандартов системной инженерии и управления жизненным циклом, и поэтому мне приятно было услышать оценку эффективности этих методов3. Я продолжаю считать, что идеалом для подготовки инженеров является системная инженерия как метод освоения комплекса конструкторских и проектных разработок. В последние 10 лет у меня был не очень удачный, в точном смысле слова, опыт создания специализированной кафедры в МИФИ по подготовке специалистов в области управления жизненным циклом сложных технических систем.

В докладе директора по науке и инновациям АО «Атомэнергопроект» и АО «Атомстройэкспорт Егорова С.В. на коллоквиуме 1 «Промышленно-энергетический кластер c АЭС малой мощности. Фронтир инженерных решений».

Поэтому мне близки темы всех трех коллоквиумов, и я позволил себе сформулировать 7 жестких выводов:

Первый принцип. Подготовка и образование современного инженера, безусловно, должны учитывать контекст Новой промышленной революции и форвардные практические задачи, которые стоят в различных областях деятельности.

ПОДГОТОВКА ИНЖЕНЕРОВ. 7 ПРИНЦИПОВ

Важен аспект, который обсуждал в своем докладе Дмитрий Станиславович: в силу лага между появлением новых задач <в отраслях экономики> и формированием учебных программ мы не можем ориентироваться на сегодняшнее состояние смены технологий в этих отраслях. Если мы будем ориентироваться на то, что происходит сейчас – мы никогда не подготовим людей под задачи будущего. Реализовать это чрезвычайно сложно, потому что 90% учебных заведений оторваны от реальной практики.

Важен аспект, который обсуждал в своем докладе Дмитрий Станиславович: в силу лага между появлением новых задач <в отраслях экономики> и формированием учебных программ мы не можем ориентироваться на сегодняшнее состояние смены технологий в этих отраслях. Если мы будем ориентироваться на то, что происходит сейчас – мы никогда не подготовим людей под задачи будущего. Реализовать это чрезвычайно сложно, потому что 90% учебных заведений оторваны от реальной практики.

Я не знаю, как это получилось. Например, Императорское московское техническое училище более ста лет назад не было оторвано от инженерной практики. Оно учило как раз по тем «лекалам», которые обсуждались в последнем докладе : то есть результатом учебного года была прикладная разработка, которая принималась в том числе и заказчиком — так учился мой дед. Что-то произошло за последующие сто лет, в силу чего часть вузов оказалась отчуждена от реальной практики.

Очень тонкий момент заключается в том, что если вместе с реализацией этого принципа не будет параллельно меняться промышленная политика, <которая поддержит создание высокотехнологических инженерных мест в отраслях экономики>, то сама по себе попытка связать на уровне учебных заведений практику обучения с практикой реальной деятельности повиснет в воздухе.

Второй принцип. В ходе учебного процесса обязательной является имитация расширенной системы разделения труда. Расширенной – означает то, что она включает в себя не только инженерные позиции, но и позиции технологических предпринимателей, менеджеров (о чем говорилось в нескольких докладах), исследователей, специалистов по обслуживанию сложных технических систем на этапе эксплуатации и т.д. И поэтому было бы здорово, если бы учащийся в течение срока обучения мог пройти через несколько позиций и попробовал себя на разных позициях, не только (подчеркиваю) чисто инженерных.

Третий принцип. Я считаю, что результатом учебного процесса является освоение «сквозных» компетенций. Был вопрос о том, как Ассоциация инженеров-механиков или Министерство труда пишут профиль компетенций. В мире этим занимается огромное количество экспертов, и на сегодняшний день все уже пришли к одному и тому же выводу – что таких групп компетенций три: 1) компетенции, связанные с организацией практического действия (особенно планирования), 2) с коммуникацией и 3) с мышлением. Не важно, как вы назовете последнюю группу компетенций: будете ли вы говорить о развитии критического мышления, системного мышления или еще какого-то. Люди должны владеть способами мышления, уметь включаться в коллективы на определенные позиции, коммуницировать, понимать и разговаривать с другими. Вчера Максим Александрович Цепков4 сказал очень важную вещь: что не абстрактные схемы коллектива приходится учитывать при программировании, а конкретный коммуникативный профиль участников, и способ организации практического действия. К этому мы сегодня приходим на уровне сложных технических систем и циклов их жизни. Это сквозные компетенции, они должны быть у всех. При этом у некоторых будут уникальные личные способности, которые они развили в зависимости от своих желаний.

Цепков М.А., IT-архитектор и бизнес-аналитик, консультант mtsepkov.org выступил в рамках коллоквиума 3 на круглом столе «Программирование как технология инженерного мышления» с сообщением «Этапы развития технологии мышления «программирование».

Четвертый принцип. Для этого, чтобы было возможно реализовать первые три принципа, абитуриенты должны прийти в вуз грамотными. Грамотность – это, прежде всего, освоение нескольких языков. Я обычно обсуждаю пятнадцать, но упомяну лишь некоторые:

  • Естественные языки.
  • Если не знают английского, то не могут учиться. В свое время первое, что стал перестраивать Д.В. Ливанов, придя в МИСиС – это лингафонные кабинеты и базовый курс английского. С моей точки зрения, необходимы как минимум три языка, не включая русский язык.
  • Математика.
  • Язык социальных процессов.
  • Логика.
  • Экономика как язык.
  • Чертеж, пространственная форма.
  • Инфографика, схематизация.

Это все абитуриенты должны знать к первому курсу. Поэтому 99,9% наших абитуриентов не готовы к новой программе подготовки инженеров, которую мы обсуждаем.

Пятый принцип. Содержанием подготовки современного инженера должно быть освоение основных технологий инженерного мышления: конструирования, проектирования, исследования и «программирования». При этом, с моей точки зрения, каждая следующая технология мышления «охватывает» предыдущие – они не исключают друг друга. Программирование не исключает исследование, исследование не исключает проектирование, проектирование не исключает конструирование. Это как бы вложенные, усложненные системы, где элементная база перетекает с одного этапа на другой.

Шестой принцип. Содержанием образования (подчеркиваю – не подготовки, а образования) является освоение картины мира. Сегодня, с моей точки зрения, такой минимальной картиной мира является «деятельностно-природная», а не чисто природная «научная» картина мира.

Мы видим, когда в вузах говорят о гуманитарной подготовке, что ее объем не сопоставим ни с задачами формирования картины мира, ни с задачами системности и общности этой картины, потому что вузы дают какие-то случайные знания по психологии, социологии и так далее – у кого что «болит». И вопрос о том, какова принципиальная структура этой картины мира, к сожалению, сегодня на уровне вузовского образования не поставлен.

Седьмой принцип. Необходима смена организационных форм. Проектные методы обучения, тренажеры, игровые формы организации должны занимать в структуре учебой программы не 5-10%, как сегодня, а 60-70%. Это полностью поменяет всю архитектуру учебного процесса, потому что потребует нескольких ведущих или преподавателей на одном учебном занятии, совершенно других временных интервалов, предполагает коллективные методы решения проблем и задач в условиях обучения.

Участники конференции мне пишут, что не видят, кто это будет делать в сегодняшних условиях, в том числе в тех институциональных рамках, с которыми приходится сталкиваться среднестатистическому вузу. Но от этого «боевая задача», стоящая перед личным составом ВУЗа, не меняется.

Видеозапись выступления о 7 принципах подготовки инженеров