Когда пришла пора дочери идти в школу, мне казалось, что я была готова. К тому, чтобы учеба была ответственностью ребенка, к плохим оценкам из-за почерка, недоделанной домашке и прогулам ради сна. Я думала, что смогу быть поддержкой и защитой. Казалось, что моя готовность делать все правильно сама по себе была залогом успеха. Но реалии многих школ таковы, что детям и родителям приходится думать непомерно много об оценках и репутации. О том ярлыке, который будет присвоен ребенку и станет его лицом на долгие 11 лет. В таких условиях не получается учиться на ошибках. Приходится угождать системе, и, конечно, участие родителей — обязательное условие.

В редакции AdMe.ru считают, что учиться за ребенка вредно, но на собственном опыте почувствовали, как школа зачастую диктует свои правила.

Авторы сайта дополнили мнение AdMe.ru своими соображениями, которые вставлены по тексту. Они далеко не всегда совпадают с мнением AdMe.ru и приводимыми цитатами.


Перед 1-м классом

В августе активные родители и вынужденно активные дети в классе готовили поделку на 1 сентября. «Машенька, ты быстро читаешь?» — спросила учительница с выражением напускной строгости. «Не очень», — призналась девочка, смущенно ковыряя пальчиком парту. «Тренируйся обязательно», — сказала серьезно учительница и одновременно подмигнула маме, мол, не волнуйтесь, всему научиться успеем. Я вышла из школы окрыленная, может, ничего страшного и не будет, вон какая хорошая Марьиванна нам попалась.

Я всегда уделяла много внимания развитию дочери. Концерты, музеи, выставки, детские клубы, путешествия, мастер-классы — все это оставило хороший отпечаток. Она росла любопытной, задавала вопросы, не боялась пробовать новое, смело читала, писала, рисовала, сочиняла истории и сыпала метафорами, которые неизменно вызывали восторги окружающих. Это давало мне повод думать, что в школе проблем просто не может быть.

В многочисленных статьях, книгах и лекциях психологи советовали полностью возложить ответственность за учебу на ребенка и, конечно же, не делать за него домашних заданий. Так мы и начали учебный год, подкованные и вдохновленные советами профессионалов.

Отдайте ему право учиться. Передайте эту обязанность за праздничным столом. Не забыв сказать, что вы рядом.

Лариса Суркова, психолог

Первое родительское собрание

На первое родительское собрание я шла с любопытством. Снова сесть за парту, заглянуть одним глазком в волшебный школьный мир.

Первое, что я узнала: класс нам попался «не очень». То есть родители уже перезнакомились и им так не казалось, дети тоже были вполне довольны одноклассниками. Недовольна была учительница. «Если вы хотите, чтобы ваши дети были успешными, то вы должны сделать с ними дома еще 3–4 прописи помимо школьной», — сказала она.

Подтекст был такой: главная цель — гармонично вписаться в систему. В 1-м классе «качество» детей оценивают по почерку и скорости чтения. Поэтому задача родителей — тренировать. Чем больше, тем лучше. При этом мои эксперты из книг напоминали, что результат зависит не столько от количества просиженных за тетрадями часов, сколько от понимания сути и интереса к учебе. Какой ребенок в итоге будет быстрее читать: тот, кто обожает книги и считает возможность почитать наградой, или тот, над кем мама стоит с секундомером и заставляет читать на скорость скучный букварь? Во всем хороша золотая середина.

От авторов сайта: скорость чтения – невероятно важная вещь! Содержание чтения начинает представлять интерес только при скорости больше 58 слов с минуту, до этого силы уходят на складывание букв в слова. В более старших классах время, затрачиваемое на уроки, процентов на 90 определяется скоростью чтения и способностью запоминать прочитанное. Недостаточное внимание к скорости чтения в первых классах потом оборачивается проблемами в лучше случае в старших, в худших – даже во взрослой карьере.

Я честно пыталась подсунуть своей первоклашке 2-ю, 3-ю и 4-ю пропись, пока не услышала слова «Я ненавижу русский». На самом деле и на 1-ю ушло достаточно часов, писать она научилась.

Дети же не дураки, они видят, что в современном мире усердность вовсе не равна успеху, а мы продолжаем требовать от них усидчивости и усердности как главных качеств.

Людмила Петрановская, психолог

От авторов сайта: а вот это просто глупость, потому что утверждение “усердность не равна успеху” трактуется как “усердность вредит успеху”. На самом деле умение напрягаться ради отдаленного негарантированного результата – одна из обязательных черт взрослого человека.

В 1-м классе нет домашки и нет оценок

Моральная дилемма «влезать ли в учебу родителям» при таких условиях разрешается быстро. По сути, это все превращается в выбор: домашка или сон. Я сделала свою первую работу в тетради дочери по математике уже в 1-м классе. Пришлось потрудиться над почерком, но пятерку я получила. А ребенок выспался.

«На мой взгляд, домашние задания не нужны вовсе. Я считаю, что школа не должна касаться личной жизни человека».

Дима Зицер, учитель, директор института неформального образования INO

Стратегия поведения родителя

Выбор, делать с ребенком уроки или нет, встал передо мной с самого начала. В теории я была готова и к возможным неудачам, и к спокойному темпу моей дочки. Но через несколько недель стало ясно, что неуверенная рука первоклашки дрожит, опасаясь сделать ошибку, красная ручка в тетрадях не дает расслабиться. Психологи советуют не учиться за ребенка, но казалось, что вред от участия родителей на выходе оказывается меньше, чем вред от критики в адрес самостоятельного первоклассника.

Отличный подход – это когда учитель не подчеркивает ошибки, а выделяет зеленым правильные прописи. Почету-то этот подход прививается очень медленно.

Почему школа вынуждает родителей учиться с детьми и как с этим быть

Проблема выявилась позже. Я считала, что помогаю дочери избежать стресса в классе. Ребенок постепенно понял, как удобно, когда тебе в случае кризисной ситуации подстилают соломку. Через пару лет стало ясно, что к моей соломке дочь привыкла и несколько растеряла чувство ответственности. Как бы то ни было, придет мама и в итоге все будет хорошо. Моя помощь оказалась медвежьей услугой. Надо было не в последний момент разруливать кризисы, а просто помогать расставлять приоритеты.

«Необходимая компетенция в современном мире — ранжировать задачи: что нужно делать на совесть, что нужно делать на уровне „сойдет“, что нужно делать, лишь бы отвязались».

Людмила Петрановская, психолог

Тройка по труду

Каждый день мы говорили с дочкой, что оценки не главное. Важно учиться и узнавать новое, а остальное — мелочи. В школе ей говорили обратное. Главная цель — получить пятерку. Это билет в мир, где тебя не будут распекать перед классом, а учительница тебе улыбнется. Так мы и занимались этим перетягиванием каната. Дома одна философия, в школе — другая. Детям в этом тяжело разобраться. Очень.

Но когда ребенок в один прекрасный день принес тройку по труду за чуть плоские листочки самостоятельно сделанного цветка, советы психологов об отношении к оценкам показались несколько надуманными. Что лучше — помочь сделать листочки более объемными или успокаивать истерику разочарованного второклассника, который уже в 1-й четверти почувствовал себя неудачником?

К сожалению, простого решения у дилеммы, помогать с уроками или нет, так и не было, а будильник продолжал звонить каждое утро с понедельника по пятницу строго в 7. Школа, кружки, домашка, ужин, сон — рутина стала пугающей, интерес к учебе пропал, блеска в глазах не осталось.

От авторов сайта: для нас ключевое слово в этом перечислении – “кружки”. Сколько их и в какие ученик ходит для себя, а в какие – для родителей?

У дочери ко 2-му классу было одно стремление: дождаться такого момента, когда никто ее не будет трогать хотя бы полчаса. Хоть учись за ребенка, хоть не учись, получалось что-то не то.

«Это очень важный воспитательный момент, когда ребенок что-то не приготовил, получил двойку и сделал соответствующие выводы. Причем не делать за него домашнее задание не значит полностью самоустраниться. Можно проверить выполненное, можно и нужно помочь разобраться в сложном вопросе. Дальше пусть он сам».

Лариса Суркова, психолог

Тетрадь по математике без единой ошибки

В исписанной от корки до корки тетради по математике не было пятерок и четверок. Зато были тройки и несколько двоек. Я огорчалась, вздыхала, старалась не ругать и только подбадривать. А однажды решила внимательно посмотреть, за что стоят низкие оценки. На всю тетрадь нашлась одна ошибка по арифметике. Остальное — исправления и клеточки. Одна верно решенная и написанная без исправлений задача была перечеркнута, а ниже стояла двойка и подпись: «Слушай учителя».

— Мария Ивановна, — пишу классному руководителю в чате, — подскажите, почему верно решенная задача у моей дочери в тетради перечеркнута и за нее стоит двойка?

— Потому что решение надо было записать кратко в учебнике! — был ответ.

Реально? То есть человек сделал больше, чем нужно, потратил время, силы, старался — и вот что получил. Неплохой урок на будущее. Кто получит на работе повышение: кто сделал минимум или кто переработал?

От авторов сайта: ученик сделал не то, что нужно. На работе сотрудник, который сделал правильную вещь, но разместил ее в неправильном месте, подвел коллег. Двойка в такой ситуации, видимо, перебор, но учить делать правильно по разным аспектам нужно обязательно.

Когда я задала вопрос классному руководителю, оказалось, что решение всего лишь надо было записать в учебнике. Таких проколов дети и родители боялись как огня. Типичная ежевечерняя переписка в родительском чате:

Полина (мама Коли): Математику делать устно?

Вера Васильевна (бабушка Матвея): Мы сделали на всякий случай письменно.

Я: Вера Васильевна, вырывайте лист из тетради! Моей в прошлый раз за устное в тетради поставили двойку в журнал!

Я не заставляла переписывать домашние задания, не сидела рядом с замазкой и ластиком, не останавливала и без того дрожащую от страха руку, а получилось, что мой ребенок, у которого за 2 года ни одна тема по математике не вызвала проблем, был уверен, что с предметом у нее нелады и что пятерки она не заслуживает.

Когда я стала выяснять, как работает эта система, оказалось, что придирки не проявление плохого характера математички, а правило, обязательное для всех учителей. Нет права на ошибку, даже если ты ее сам исправил, потому что цена ошибки в конечном счете — мнение маленького человека о себе.

«Мы учимся, чтобы нас не прибили»

Однажды я спросила дочь: «Скажи, а зачем вообще надо учиться?» «Мы учимся, чтобы нас не прибили», — сказала уверенно моя покладистая девочка.

После того как я допила свой чай вприкуску с валидолом, поняла, что и родители, которые помогают детям, тоже делают это, «чтобы не прибили». Таковы реалии школы на постсоветском пространстве. Пришло время всем ответить на вопрос, зачем вообще надо учиться и какую цену мы готовы заплатить за знания, ценность которых вызывает сомнения.

Например, психолог Людмила Петрановская считает, что 95 % знаний, которые дает школа, давно неактуальны. С ней трудно не согласиться.

«Если дети сами принимают решение, как делать и делать ли вообще домашнее задание, они могут добиться лучших результатов в учебе в целом».

Эрика Паталл, профессор образовательной психологии

Что не так со школой

Школу в сегодняшнем ее виде придумал основоположник научной педагогики Ян Амос Коменский, он завершил свою «Великую дидактику» в 1638 году, и с тех пор начала формироваться школа индустриального общества. Звонки на урок и с урока, учитель как источник знания, строгая дисциплина, парты, привычка вставать, когда взрослый входит в класс, — все это помогло дать массовое образование людям в индустриальную эпоху. Оно не только делало будущих рабочих грамотными, но и готовило их к реальной жизни.

Мы живем в обществе, которое разные ученые называют постиндустриальным или информационным. В новых условиях не совсем актуально воспитывать поколение рабочих. Значит, школа должна учить мыслить критически, искать информацию, выбираться, главное, уметь менять свои взгляды, находить внутреннюю мотивацию к получению образования.

В классе и в жизни дети видят совершенно разные модели, поэтому убедительный ответ на вопрос, зачем ходить в школу и там учиться, честно сформулировать оказывается довольно сложно.

«Общество меняется, уже лет через 10–15 никаких отделений банков не будет, все это будет онлайн, не будет больших офисов, куда люди будут приходить в 8:30 и сидеть до 5–6 вечера. Мы входим в сетевое распределенное общество, где каждый, видимо, будет в индивидуальном интерфейсе сидеть с компьютером, где все будут двигаться, где ритм жизни будет 24 часа в сутки 7 дней в неделю. В этом смысле школа с ее нынешним дисциплинарным форматом готовит людей к тому прошлому обществу, где все вставали по звонку, шли к станку по звонку и вечером возвращались».

Сергей Медведев, журналист

От авторов сайта: вот тут мы тоже категорически не согласны. Как люди, много лет работающие из дома, мы видим вокруг себя множество тех, кто думает, что из дома можно работать “когда хочешь и когда удобно”. На самом деле соблюдение временных рамок и взаимодействие с коллегами в дистанте значительно строже, чем в реале. Скажем, на реальное совещание можно опоздать минут на 5-10 — коллеги найдут, что обсудить и как провести это время с пользой. Но если ты задерживаешься на онлайн-совещание, то все остальные просто теряют время.

И учиться основам нужно как раз в традиционной школе, постепенно переходя на удаленное взаимодействие.

Книги больше не главный источник информации

Это вообще ни для кого не новость, но в школах главными источниками знаний остаются книга и учитель.

Ученый Эдгар Дейл уже давно разъяснил миру, как устроено восприятие и запоминание информации. Преподавая в университете с 1929 по 1970 год, он проводил исследования: преподносил разным студентам одну и ту же информацию различными способами, а потом анализировал полученные результаты. Итогом его работы стал «конус опыта», который еще называют «пирамидой обучения». Он показывает, что спустя 2 недели у нас в памяти обычно остается:

  • Почему школа вынуждает родителей учиться с детьми и как с этим быть10 % того, что мы читаем;
  • 20 % того, что мы слышим;
  • 30 % того, что мы видим;
  • 50 % того, что мы видим и слышим;
  • 70 % того, что мы говорим;
  • 90 % того, что мы говорим и делаем.

Ученики в школе в большинстве случаев слушают и читают. Говорят чаще всего в стрессе, потому что за ответ получают отметку. Как известно, во время стресса усвоение нового учебного материала происходит с большим трудом. А при хроническом стрессе ухудшаются когнитивные функции мозга. Выходит, даже самый способный и ответственный ученик, занимаясь не самым эффективным способом, запомнит все равно мало.

Индустриальная школа создавалась и развивалась на базе развития книгопечатания. Текст, книга были основным носителем трансляции культуры. Но сегодня эра книгопечатания заканчивается. На смену книге, тексту приходит экран, развивается экранная культура (в самом широком смысле). А это будет в корне менять всю организацию образовательного процесса.

Александр Новиков, создатель современной методологии, педагогики и теории образования

Что сделали мы и какие еще есть варианты

Для тех, кто хочет что-то менять, есть много вариантов: домашнее и заочное обучение, семейные классы, вальдорфские и монтессори-школы, частные школы с традиционным подходом. Впрочем, менять надо тем, кому по-настоящему трудно, кому нужна возможность двигаться в своем темпе и любить то, что делаешь.

Есть отличный, всем родителям известный совет: искать хорошего учителя. Это, конечно, самое важное. Но еще надо помнить, что на учителях в обычных школах лежит непосильная ноша, они ведь и сами боятся, чтобы их «не прибили», они обязаны идти по программе, вести статистику и заполнять бесконечные бумажки. Классы переполнены, и права на ошибку в итоге нет ни у учеников, ни у учителей.

Помните: вы даны детям не для того, чтобы они делали уроки. Это революционная мысль, которая повергает в глубокий шок педагогов. Однако это так: родители даются детям для обеспечения защиты и заботы — это их функция.

Людмила Петрановская, психолог

Так помогать ли все-таки детям с учебой?

На этот вопрос у меня так и нет однозначного ответа, но есть кое-что другое. Точно надо помочь ребенку учиться так:

  • чтобы у него было право на ошибку;
  • чтобы ему было интересно;
  • чтобы была возможность бросить все и отдохнуть;
  • чтобы школа не заменяла собой всю жизнь;
  • чтобы ребенок чувствовал поддержку и любовь родителей;
  • чтобы он научился ответственности;
  • чтобы он верил в себя.

Если получится стремиться к этому больше, чем к красивому почерку и знанию «Евгения Онегина» наизусть, вопрос об участии родителей решится сам собой, гармонично и по-своему у каждого. Пусть лучше дети будут счастливы, а если что-то не доучат, гугл в помощь.

От авторов сайта: мы категорические не согласны с тем, что ребенок должен быть всегда и неизменно счастлив. Мы видим вокруг себя подросших детей, которые считают, что они должны быть счастливы и что им это счастье должны обеспечить — родители, государство, работодатели, супруги и, видимо, далее собственные дети. Причем путают счастье как удовольствие и счастье как удовлетворение. Произошло очень опасное смешение прав, которые человеку принадлежат по определению (все люди равны в своих чести и достоинстве), и наград, которые нужно заслужить — оценки, титулы, зарплата, привилегии и т.д.

Занимаясь постановкой дистанционного обучения в образовательных организациях, мы лучше многих видим проблемы образования. Но мы видим не только кучу бумажек, которые учителя должны заполнять, а еще и крайне слабую компьютерную грамотность учителей, которые делают это часам вручную вместо того, чтобы сделать за считанные минуты полуавтоматически. Мы видим методическую и дидактическую слабость учителей и методистов, которые не могут ответить на вопрос “А чему студент/ученик должен научиться в этой теме? Что он после нее должен уметь?”. Мы видим их крайнее нежелание контролировать результаты обучения со ссылками на занятость, в т.ч. из-за “бумажек” (см. выше), и отказ от педагогической настойчивости. И многое другое. А родители – это вообще тема отдельной диссертации.

0 0 голос
Рейтинг статьи